Вы вошли как Турист
Группа "Гости"Приветствую Вас Турист!
Четверг, 14.12.2017, 21:09
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход | RSS

Праздники сегодня

Праздники сегодня

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 231

Форма входа

Поиск

ФОТО

Национальный банк

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Библиотека

Главная » Статьи » История Несвижа

Битва на реке Калке
Битва на реке Калке
(31 мая 1223 года)

 
В 1222 монгольское войско под предводительством Джебе-нойона и Субеде-баатура (лучших полководцев Чингисхана) вторглось в половецкие степи. Половецкий хан Котян Сутоевич обратился к своему зятю, галицкому князю Мстиславу Мстиславичу Удалому и к другим русским князьям, прося у них помощи против нового грозного врага: «Сегодня татары взяли нашу землю, а завтра и вашу полонят, если мы все дружно не встанем против них». Северные русские удельные князья не откликнулись на его призыв, южные собрались в Киев на совет под главенством трёх великих князей: киевского Мстислава Романовича, галицкого Мстислава Мстиславича и черниговского Мстислава Святославича. После долгих уговоров Мстислава Удалого и щедрых подарков было решено, что «лучше встретить басурманов на половецкой земле, нежели на своей».
В совместном походе кроме трёх великих князей приняли участие: сын киевского князя Всеволод и сын черниговского — Василий, Даниил Романович Волынский, Михаил Всеволодович Переяславский, Владимир Рюрикович Смоленский, Олег Курский, Александр Туровский, Андрей Вяземский и др. со своими дружинами. Сбор был назначен на правом берегу Днепра, близ острова Хортица, недалеко от города Канева. Узнав о сборах, монголы прислали своих послов с такими словами: «Мы с Русью войны не хотим и на вашу землю не посягаем. Воюем мы с половцами, которые всегда были вашими врагами, а потому, если они бегут теперь к вам, — бейте их и забирайте себе их добро». Выслушав послов, русские князья приказали всех их перебить. Это действие учитывало аналогичный опыт половцев, которые в 1222 году поддались на уговоры монгол нарушить свой союз с аланами, после чего Джебе разбил алан, а затем обрушился и на половцев.
Собравшееся огромное войско выступило вместе, но не имело общего командующего. Дружины удельных князей подчинялись лишь своим великим князьям. Половцы под руководством Котяна признавали только Мстислава Удалого. Котян перед выступлением в поход крестился в православную веру. Перейдя на левый берег и обнаружив передовой отряд неприятеля, русские после короткого, но кровопролитного боя обратили монгол в бегство, командующий Гани-бек был убит. Двигаясь на восток и не видя неприятеля, русские войска спустя две недели вышли на берег реки Калки, где разбили другой передовой отряд монгол. Разведка не обнаружила поблизости крупных сил неприятеля, а потому все русское войско переправилось на левый берег Калки и расположилось тремя отдельными станами, на расстоянии нескольких вёрст друг от друга.
Едва устроив свой стан, Мстислав Удалой лично выехал на разведку. Доехав до лагеря противника и оглядев его, князь решил, что силы противника не слишком велики и он сможет разбить их сам. Вернувшись, он приказал своему войску и половцам готовиться к бою, ничего не сказав остальным князьям.
Битва началась утром 31 мая. Мстислав Удалой с галичанами стоял в центре, правое крыло составляли волынцы, а слева сражались половцы. Черниговский стан находился слева от Мстислава Удалого, а киевский справа. Вначале сражение развивалось удачно для русских. Даниил Романович, первым вступивший в битву, рубился с беспримерной храбростью, не обращая внимания на полученные раны. Ему удалось сбить монгол, и они начали отходить. Слева теснил орду Олег Курский. Но монголы главный удар направили на половцев, которые, не выдержав натиска, внезапно обратились в беспорядочное бегство и в поисках спасения бросились в стан князя Мстислава Черниговского, смяв и расстроив его полки, уже готовые к выступлению. Это решило дело в пользу противника. Положение ещё мог спасти князь Мстислав Романович Киевский, имевший возможность ударить во фланг. Но он не захотел выручать Мстислава Удалого, начавшего битву без него, и безучастно наблюдал, как бежали другие русские полки.
Одна часть монголов гнала бегущих до берегов Днепра, а вторая осадила стан киевского князя. Он храбро отбивался три дня, но после того как посланный на переговоры атаман бродников (беглого люда) Плоскиня, в итоге предавший князя, поклялся на кресте, что если русские положат оружие — никто из них не будет убит, а князей и воевод отпустят домой, сдался. Монголы своего обещания не сдержали: все русские князья и военачальники были положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать. Простых воинов увели в рабство.
На берегах Калки русское воинство потеряло 70 тыс. человек. Сверх того, очень многие погибли при преследовании, в том числе шестеро князей: Мстислав Черниговский, его сын Василий, Изяслав Луцкий, Юрий Несвижский, Святослав Шумский и Изяслав Каневский. Только каждый десятый вернулся из похода. С этой битвой народный эпос связывает и гибель русских богатырей: в летописи среди убитых названы имена Александра Поповича и Добрыни Рязанца — реальных лиц и, очевидно, знаменитых воинов, раз их упомянули наряду с князьями. Мстислав Удалой и Даниил Романович смогли достичь Днепра и, переправившись с остатками войска на правый берег, уничтожили за собой ладьи и плоты. Но монголы их дальше не преследовали; они ушли за Волгу, где потерпели поражение от болгар, и возвратились в Среднюю Азию.

 
Материалы источников по битве при Калке
 
Русские источники
Представлены фрагменты из старейших русских летописей - Ипатьевской, Лаврентьевской и Новгородской первой летописей, имеющих в своем составе оригинальные известия о битве на Калке. Первым идет фрагмент Ипатьевской летописи, представляющей южнорусское летописание.

Ипатьевская летопись:
" Въ лето 6732. Приде неслыханая рать . безбожнии Моавитяне . рекомыи Татаръве . придоша на землю Половецькоую . Половцемь же ставшимъ . Юргии Кончакович бє1 болиише всихъ Половець . не може стати . противоу лицю их бєгающи же емоу . и мнози избьени быша . до рєкы Днепра Татаром же возвратившися идоша в вежа своя . прибєгшимъ же Половцемь в Роускоую землю . глаголющимъ же имъ . Роускимъ княземь . аще не поможета намъ . мы ныне исєчени быхомъ . а вы наоутрєе исєчени боудете . бывшю же свєтоу . всих князєи . во градє Кыевє . створиша свєтъ сице . лоуче ны бы есть прияти я на чюжеи землє . нежели на своеи . Тогда бо бєахоуть . Мьстиславъ Романовичь в Кыевє . а Мьстиславъ в Козельскє и в Черниговє . а Мьстиславъ Мьстиславичь . в Галичє . то бо бєахоу старєишины в Роускои земли . Юрья же князя великого Соуждальского . не бы в томъ свєтє . се же паки млади князи . Данилъ Романовичь . Михаилъ Всеволодичь Всеволодъ Мьстиславичь . Кыевьскыи . инии мнозии князи . тогда же великыи князь Половецкыи крестися Басты . Василка же не бє . бє бо в Володимерє млад . оттоудоу же придоша месяца априля . и пріидоша к рєцє Днєпроу . ко островоу Варяжьскомоу . и приєха тоу к нимъ . вся земля Половецкая . и Черьниговцемь приєхавшимъ . и Кияномъ и Смолняномъ . инєм странамъ . всянамъ по соухоу же Днєпръ перешедшимъ . яко же покрыти водє быти . от множества людии . а Галичане и Волынци . киждо со своими князьми . а Коуряне и Троубчане и Поутивлици . и киждо со своими князьми . придоша коньми а выгонци Галичькыя придоша по Днєпроу . и воиидоша в море . бє бо лодеи тысяща . и воидоша во Днєпръ . и возведоша порогы и сташа оу рєкы Хорьтицє . на бродоу оу Протолчи . бє бо с ними Домамєричь Юрьгіи и Держикраи . Володиславичь . пришедши же вєсти во станы . яко пришли соуть видєтъ олядіи Роускыхъ . слышавъ же Данилъ Романовичь . и гна всєдъ на конь . видєти невиданьноя рати . и соущии с ними коньници . и инии мнозии князи с нимь гнаша . видити невидєное рати онем же отшедшимъ Юрьги же имъ сказываше . яко стрєлци соуть . инии же молвяхоуть . яко простии людье соуть поущеи Половець . Юрьги же Домамиричь . молвяшеть ратници соуть . и добрая вои . приєхавъше же сказаша Мьстиславоу Юрьиги же все сказа . и рекшимъ молодымъ княземь . Мьстиславе. И дроугии Мьстиславе не стоита . поидемь противоу имъ . переидоша же вси князи . Мьстиславъ и дроугии Мьстиславъ . Черниговьскыи рєкоу Днєпръ . инии князи прідоша . и поидоша в поле Половецкое . переидоша же Днєпръ во день во вторникъ . и оусрєтоша Татареве . полкы Роускыя . стрєлци же Роускыи побєдиша и . и гнаша в поле далеце секоуще . и взяша скоты ихъ . а со стады оутекоша . яко всимъ воемъ наполнитися скота . оттоудоу же идоша . 8 . дни до рєкы Калкы . стрєтоша и сторожьеве Татарьскыи сторожемъ же бившимъся с ними . и оубьен бысть Иванъ Дмитрєевичь . иная два с нимъ . Татаром же отєхавшимъ . на прочьне рєце Калъкє . оусрєтоша и Тотарове Половецкыя полкы Роускыя Мьстиславъ же Мьстиславличь . повелє впередъ переити . рєкоу Калкоу Данилови с полкы инємь полкомъ с нимъ . а самъ по немь переиде еха же самъ во сторожє . видившоу же емоу полкъ Татарьскыя . приєхавъ рече вороужитеся . Мьстиславоу же и дроугомоу Мьстислаоу сєдящема во станоу не вєдоущема . Мьстиславъ же не повєда има зависти ради . бє бо котора велика межю има . съразившимся полкомъ на мєсто . Данилъ же выєха на передъ . и Семьюнъ . Олюевичь . и Василко Гавриловичь . поткоша . в полкы Тотарьскыя . Василкови же сбоденоу бывшю . а самомоу Данилоу боденоу бывшю в перси младъства ради и боуести . не чюяше ранъ бывшихъ на телеси его . бє бо возрастомъ . 18 . лєтъ бє бо силенъ . Данилови же крєпко борющися . избивающи Тотары . видивъ то Мьстиславъ . Нємыи мнєвъ яко Данилъ сбоденъ бысть потче и сам в нє бє бо моужь и тъ крєпокъ . понеже оужика сын Романоу . от племени Володимеря прирокомъ . Маномаха . бє бо великоу любовь имєя ко отцю его . Емоу же пороучивше по смерти свою волость . дая князю Данилови . Татаром же бєгающимъ . Данилови же избивающи ихъ своимъ полкомъ . и Олгови Коурьскомоу крєпко бившимся . инємъ плкомъ . сразившимся с ними грєхъ ради нашихъ . Роускимъ полкомъ побєженымъ бывшімъ . Данилъ видивъ яко крєпцєиши брань належить . в ратных . стрєльцємъ ихъ стрєляющимъ крєпцє обрати конь свои на бєгъ . оустрємления ради противныхъ бєжащю же емоу . и вжада воды . пивъ почюти раноу на телеси своемь . во брани не позна ея . крєпости ради моужьства возраста своего . бє бо дерзъ и храборъ . от главы и до ногоу его . не бє на немь порока . бысть побєда на всі князи Роускыя . тако же не бывало никогда же . Татаром же побєдившимъ Роусьскыя князя . за прегрешение крестьяньское пришедшимъ . и дошедшимъ до Новагорода . Святополчьского . не вєдающим же Роуси льсти ихъ . исходяхоу противоу имъ со кресты . они же избиша ихъ всих . Ожидая Бог покаяния крестьяньскаго и обрати и воспять на землю восточноую и воеваша землю Таногоустьскоу и на ины страны . тогда же и Чаногизъ кано ихъ Таногоуты оубьенъ бысть . ихъ же прельстивше и послєди же льстию погоубиша . иные же страны ратми . наипаче лестью погоубиша" [4, т.2; стб.740-745].

Переложение на современный язык:
В год 6732. Пришло неслыханное войско, безбожные моавитяне, называемые татарами; пришли они на землю Половецкую. Половцы хоть и вышли на сражение, но даже самый сильный из них Юрий Кончакович не мог им противостоять и бежал, и многие были перебиты - [вплоть] до реки Днепра. Татары же повернули назад и пошли в свои вежи. И вот, когда половцы прибежали в Русскую землю, то сказали они русским князьям: "Если вы нам не поможете, то ныне мы были порублены, а завтра вы порублены будете". Был совет всех князей в городе Киеве, и решили на совете так: "Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей". На этом совете были Мстислав Романович Киевский, Мстислав Козельский и Черниговский и Мстислав Мстиславич Галицкий - они были старейшими князьями Русской земли. Юрия же, великого князя Суздальского, на том совете не было. Притом же были младшие князья - Даниил Романович, Михаил Всеволодич, Всеволод Мстиславич Киевский и многие иные князья. Тогда же крестился великий князь половецкий Басты. Василька же не было там, так как был по молодости во Владимире.
Оттуда же [из Киева] пошли они в апреле месяце и пришли к реке Днепру, к острову Варяжскому. И тут к ним прибыла вся земля Половецкая, и черниговцы приехали, и киевляне, и смоляне, и с прочих сторон всякие [люди]. И когда переходили вброд Днепр, воды [его] как-будто прикрылись от множества людей. А галичане и волынцы пришли каждый со своим князем. И куряне, и трубчане и путивльцы, каждый со своим князем, прибыли конными. И изгнанники галицкие пришли по Днестру2 и вышли в море - ибо была у них тысяча лодок, и вошли в Днепр, поднялись к порогам и стали на реке, у брода Хортицы на быстрине. И были с ними Юрий Домамирич и Держикрай Владиславич.
Дошли вести в стан, что пришли татары посмотреть русские ладьи; услышав же об [этом] Даниил Романович и, сев на коня, погнался посмотреть на невиданную рать; и бывшие с ним конники и многие другие князья вместе с ним помчались смотреть невиданное войско. Оно же отошло, а Юрий им [князьям] рассказал, что "это стрелки". А другие говорили, что "это простые люди, ниже половцев". Юрий Домамирич же сказал: "Это ратники и добрые воины".
Вернувшись же, Юрий все рассказал Мстиславу. Молодыми князьями было сказано: "Мстислав и другой Мстислав - не стойте! Пойдем на них!" Все князья - Мстислав, и другой Мстислав, Черниговский, перешли реку Днепр, другие князья перешли [тоже], и [все они] пошли в поле Половецкое. Перешли же Днепр в день, во вторник, и встретили татары русские полки. Русские стрелки победили их, и гнали далеко в поле, рубя [их], и захватили скот их, и со стадами ушли, так что все воины пополнились скотом.
Оттуда же шли 8 дней до реки Калки. Встретило их татарское охранение. [Русское] же охранение билось с ним и были убиты Иван Дмитриевич и еще двое с ним.
Татары отошли, около самой реки Калки встретились татары с половецкими полками русских. Мстислав Мстиславич же приказал вначале перейти реку Калку Даниилу с [его] полком и другим полкам с ним, а сам после них перешел, двигаясь лично в авангарде. Когда же он увидел татарские полки, то вернулся и сказазал: "Вооружайтесь!" Мстиславу Романовичу же и другому Мстиславу, сидевшем в стане и ничего не знавшим, Мстислав [Мстиславич] не сообщил [о происходящем] из-за зависти к ним, ибо была между ними великая распря.
Полки сошлись и сразились, Даниил же выехал вперед, а Семен Олюевич и Василько Гаврилович устремились на полки татарские, Василько же был пронзен и ранен. А самому Даниилу, раненному в грудь, по молодости и горячности, не почувствовалось ран в теле, полученных им, ибо был он в возрасте 18 лет и силен.
Даниил хорошо сражался, избивая татар. Видя это Мстислав Немой и возомнив, что Даниил поранен, бросился и сам на них [татар], поскольку был мужественным и так крепок, а кроме того был родственником Роману от рода Владимира, по прозвищу Мономах. Поскольку был [он] в большой приязни к отцу его [Даниила], ему же поручил [Роман] после смерти свою волость, чтобы отдал ее князю Даниилу.
Когда татары побежали, и Даниил своим полком их избивал, то Олег Курский крепко бился с другими полками [татар], сразившимися с ними. За грехи наши, русские полки были побеждены.
Даниил, видя, что сильнейшее войско наступает на [его] ратных, а стрелки их [татар] стреляют сильно, повернул своего коня и побежал ввиду напора противника. Когда он бежал, то возжаждал воды. Когда пил, то ощутил рану на теле своем, в бою не знал о ней ввиду крепости и мужества своего возраста. Ибо был он дерзок и храбр, от головы до ног без изъяна.
И была победа над всеми князьями русскими. Такого же никогда не бывало [прежде]. Татары же, победившие русских князей за прегрешения христианские, пришли и добрались до Новгорода Святополчьего. Русские, не знавшие их коварств, вышли навстречу им с крестами, но они [татары] поубивали их всех.
Бог, ожидая покаяния христианского, повернул и обратил вспять их [татар] на землю восточную, и воевали они землю Тангутскую и в других странах. Тогда же и Чаногиз, их каан, был убит тангутами. Их же [т.е тангутов] прельстивши и потом обманом же погубили. И прочие же страны они погубили - ратью, а больше всего лестью погубили.

Лаврентьевская летопись:
"В лето 6731…
Того же лета. Явишася языци . ихже никтоже добрє ясно не вєсть кто суть и отколє изидоша . и что языкъ ихъ . и которого племени суть . и что вєра ихъ . и зовуть я Татары . а инии глаголють Таумены . а друзии Печенєзи . ини глаголють яко се суть о нихже Мефодии Патомьскыи епископъ свєдєтельствует . яко си суть ишли ис пустыня Етриевьскы суще межю встоком и сєвером . такобо Мефодии рече . яко къ скончанью временъ явитися тєм . яже загна Гедеонъ . и поплєнять всю землю . от встока до Ефранта . и от Тигръ до Понетьскаго моря . кромє Ефиопыя . Бог же един вєсть ихъ кто суть и отколє изидоша . премудрии мужи вєдять я . добрє кто книгы разумно умєеть . мы же их не вємы кто суть . но сдє вписахом о них памати ради . Русскых князии беды . яже бысть от них . и мы слышахом яко многы страны поплєниша . Ясы . Обезы . Касогы3. и Половець безбожных множство избиша . а инєхъ загнаша . и тако измроша оубиваеми гнєвом Божьимь . и пречистыя его Матере . много бо зла створиша ти оканнии Половци Рускои земли . того ради всемилостивыи Бог хотя погубити . и наказати безбожныя сыны Измаиловы Куманы . яко да отмьстять кровь хрыстияньску . еже и бысть над ними безаконьными . придоша бо ти Таурмению всю страну Куманьску . и придоша близь Руси . идеже зовется валъ Половечьскыи . и слышавше я Русстии князи . Мстиславъ Кыевськыи . и Мстиславъ Торопичскыи . и Черниговьскыи и прочии князи . здумаша итти на ня . мняще яко ти поидуть на них . и послашася в Володимерь к великому князю Юргю . сыну Всеволожю . прося помочи у него он же посла к ним благочестиваго князя Василька сыновца своего . Костянтиновича с Ростовци . и не оутяну Василко прити к ним в Русь . А князи Русстии идоша и бишася с ними . и побєжени быша от них . и мало ихъ избы от смерти . ихже остави судъ жити . то ти оубєжаша . а прочии избьени быша . Мьстиславъ старыи добрыи князь ту оубьен бысть . и другыи Мстиславъ . и инєх князии 7 избьено бысть . а боляръ и прочих вои много множство . глаголю бо тако яко Кыянъ одинєх изгыбло на полку том 10 тысячь . и бысть плачь и туга в Руси . и по всеи земли . слышавшим сию бєду . се же ся зло сключи . месяца . мая . въ . 30 . на память святаго мученика Еремиа" [4, т.1; стб.445-447].

Новгородская первая летопись (Синодальный список):
"В лето 6732…
Том же лєтє, по грєхомъ нашимъ, придоша языци незнаеми, ихъ же добрє никто же не вєсть, кто суть и отколе изидоша, и что за языкъ ихъ, и котораго племени суть, и что вєра ихъ; а зовуть я Татары, а инии глаголють Таурмены, а друзии Печенєзи; инии же глаголють, яко се суть, о них же Мефодии, Патомьскыи епископъ, съвєдєтельствуеть, яко си суть ишли ис пустыня Етриевьскыя, суще межи въстокомь и сєверомъ. Тако бо Мефодии глаголеть, яко скончанию врєменъ явитися тємъ, яже загна Гедеонъ, и поплєнять всю земьлю от въстокъ до Ефранта и от Тигръ до Поньскаго моря, кромє Ефиопия. Богъ единъ єсть, кто суть и отколє изидоша; прємудрии мужи вєдять я добрє, кто книгы разумєеть; мы же ихъ не вємы, кто суть; нъ сде въписахомъ о нихъ памяти ради рускыхъ князь и бєды, яже бысть от нихъ имъ. Слышахомъ бо, яко многы страны поплєниша, Ясы, Обезы, Касогы и Половьчь безбожьныхъ множьство избиша, а инєхъ загнаша, и тако измроша убиваеми гнєвомь божиемь и пречистыя его матере; того ради всемилостивыи богъ хотя погубити безбожныя сыны Измаиловы Куманы, яко да отмьстять кръвь крестьяньску, еже и бысть над ними безаконьными. Проидоша бо ти Таурмени всю страну Куманьску и придоша близъ Руси, идеже зоветься валъ Половьчьскы. И прибегоша оканьнии Половчи, избьеныхъ избытъкъ, Котянь с ынєми князи, а Данилъ Кобяковиць и Гюрги убьена быста, с нимь множьство Половьчь; сь же Котянь бє тьсть Мьстиславу Галицькому. И приде съ поклономь съ князи Половецьскыми къ зяти въ Галичь къ Мьстиславу и къ всемъ княземъ русьскымъ, и дары принесе многы: кони и вельблуды и буволы и дєвкы, и одариша князь русьскыхъ, а рекуче тако: "нашю землю днесь отъяли, а ваша заутро възята будеть"; и възмолися Котянь зяти своему. Мьстислав же поця молитися княземъ русьскымъ, братьи своеи, рекя тако: "оже мы, братье, симъ не поможемъ, тъ си имуть придатися к нимъ, тъ онємъ больши будеть сила". И тако думавъше много о собе, яшася по путь, и поклона дєля и молбы князь половьчьскыхъ. И начаша вое пристраивати, кожьдо свою власть; и поидоша, съвъкупивъше землю всю Русскую противу Татаромъ, и быша на Днєпрє на Зарубе. Тъгда же увєдавше Татари, оже идуть русстии князи проитиву имъ, и прислаша послы, къ русскымъ княземъ: "се слышимъ оже идете противу насъ, послушавше Половьць; а мы вашеи земли не заяхомъ, ни городъ вашихъ, ни селъ вашихъ, ни на васъ придохомъ, нъ придохомъ богомъ пущени на холопы и на конюси свое на поганыя Половче; а вы възмите с нами миръ; аже выбежать къ вамъ, а биите ихъ оттолє, а товары емлите собе: занеже слышахомъ, яко и вамъ много зла створиша; того же дєля и мы биемъ". Того же русстии князи не послушаша, нъ послы избиша, а сами поидоша противу имъ; и не дошьдъше Ольшья, и сташа на Днєпрє4. И прислаша к нимъ втрое послы Татари, рекуще так: "а есте послушали Половьчь, а послы наша есте избили, а идете противу нас, тъ вы поидите; а мы васъ не заяли, да всємъ богъ5"; и отпустиша прочь послы ихъ. Тъгъда же Мьстислав перебродяся Днєпрь, приєде в 1000 вои на сторожи татарьскыя, и победи я, а прокъ ихъ въбєже съ воеводою своиь Гемябєгомь въ курганъ Половьчьскыи, и ту имъ не бы мочи6, и погрєбоша воеводу своего Гемябега жива въ земли, хотяще животъ его ублюсти; и ту налезоша, испросивъше Половьци у Мьстислава, и убиша и. Слышавъше же то князи русстии, поидоша за Днєпрь и поидоша вси въкупє, по нихъ же идоша 9 днии, и заидоша за Калакъ рєку, и послаша въ сторожихъ Яруна с Половьци, а сами станомь сташа ту. Тъгда же Ярунъ съступися с ними, хотя битися, и побегоша не успєвъше ничтоже Половци назадъ, и потъпташа бежаще станы русскыхъ князь, не успєша бо исполчитися противу имъ; и съмятошася вся, и бысть сєця зла и дюта. Мьстиславъ же, Кыевьскыи князь, видя се зло, не движеся съ мєста никамо же; сталъ бо бє на горє надъ рєкою надъ Какомъ, бє бо мєсто то камянисто, и ту угоши7 городъ около себе въ колехъ, и бися с ними из города того по 3 дни. Ини же Татари поидоша по русскыхъ князихъ, бьючи до Днєпря; а у города того оста 2 воеводє Цьгырканъ8 и Тешюканъ на Мьстислава и на зяти его на Андрєя и на Ольксандра Дубровьцькаго: беста бо 2 князя съ Мьстиславом. Ту же и бродници съ Татары быша, и воевода Плоскына, и тъ окньныи воевода цєловавъ крестъ честьныи къ Мьстиславу и къ обєма князема, око ихъ не избити, нъ пустити ихъ на искупъ, и сълга оканьныи: прєда ихъ, извязавъ, Татаромъ; а городъ възяшь9, кладъше подъ дъскы, а сами вєрху сєдоша обєдати, и тако животъ ихъ концяша. А иныхъ князь до Днєпрє гоняче, убиша 6: Святослава Яневьскаго, Изяслава Ингворовиця, Святослава Шюмьскаго, Мьстислава Церниговьскаго съ сыномь, Гюргя Невєжьскаго. Тъгда же Мьстислав Мьстислалиць преже перебегъ Днєпрь, отрєя от берега лодье, да не идуть Татари по нихъ, а самъ одва убежа; а прочии вои десятыи приде кождо въ свояси; а иныхъ Половци побиша ис коня, а иного ис порта. И тако за грєхы наша богъ въложи недоумение въ нас, и погыбе много бещисла людии; и бысть въпль и плачь и печяль по городомъ и по селомъ. Си же злоба сътворися мєсяця маия въ 31, на святого Ерємья. Татари же възвратишася от рєкы Днєпря; и не съвєдаемъ, откуду суть пришли и кдє ся дєша опять: богъ вєсть, отколе приде на нас за грєхы наша" [3, с.61-63].

Арабские источники
Ибн ал-Асир (1160 - 1232), арабский историк, автор гигантского исторического труда "ал-Камиль фи-т-тарих" (Всемирная история). Он хотя и не очевидец, но современник событий, аккуратно записывавший рассказы очевидцев. При этом он настроен антимонгольски, что позволяет с помощью его данных корректировать сообщения промонгольских авторов.
"Управившись с нею (Шемахою), они (Татары) хотели пройти через ущелье, но не могли (сделать) это и отправили посла к Ширваншаху, владетелю Ширванского ущелья, сказать ему, чтобы он прислал к ним посла, для улажения мира между ними. Он отправил десять человек из знатнейших людей своих. Они схватили одного из них и убили его, а остальным сказали: "если вы нам укажите путь, по которому мы сможем пройти, то вам (будет) пощада, если же не сделаете (этого), то мы убьем вас, как убили этого." Те сказали им: "через это ущелье (собственно) нет никакой дороги, но в нем есть место, которое удобнее всех дорог." Они (Татары) пошли с ними на этот путь, перебрались по немуи оставили его позади себя.

О том, что они (Татары) сделали с Алланами и Кипчаками.
Перебравшись через Ширванское ущелие, Татары двинулись по этим областям в которых много народов, в том числе Алланы, Лезгины и (разные) тюркские племена. Они ограбили и перебили много Лезгин, которые были (отчасти) мусульмане и (отчасти) неверные. Нападая на жителей этой страны, мимо которых проходили, они прибыли к Алланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них. Они (Алланы) употребили все свое старание, собрали у себя толпу Кипчаков и сразились с ними (Татарами). Ни одна из обеих сторон не одержала верха над другою. Тогда Татары послали к Кипчакам сказать: "мы и вы одного рода, а эти Алланы не из ваших, так что вам нечего помогать им; вера ваша не похожа на их веру, и мы обещаем вам, что не нападем на вас, а принесем вам денег и одежд сколько хотите; оставьте нас с ними." Уладилось дело между ними на деньгах, которые они принесут, на одеждах и пр.; они (Татары) действительно принесли им то, что было выговорено, и Кипчаки оставили их (Аллан). Тогда Татары напали на Аллан, произвели между ними избиение, бесчинствовали, грабили, забрали пленных и пошли на Кипчаков, которые спокойно разошлись на основании мира, заключенного между ними, и узнали о них только тогда, когда те нагрянули на них и вторгнулись в землю их. Тут стали они (Татары) нападать на них раз за разом, и отобрали у них вдвое против того, что (сами) им принесли. Услышав эту весть, жившие вдали Кипчаки бежали без всякого боя и удалились; одни укрылись в болотах, другие в горах, а иные ушли в страну русских. Татары остановились в Кипчаке. Это земля обильная пастбищами зимою и летом; есть в ней места прохладные летом, со множеством пастбищ, и (есть в ней) места теплые зимою (также) со множеством пастбищ, т.е. низменных мест на берегу моря. Прибыли они к городу Судаку; это город Кипчаков, из которого они получают свои товары, потому что он (лежит) на берегу Хазарского моря и к нему пристают корабли с одеждами; последние продаются, а на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, белки и другие предметы, находящиеся в земле их. Это море Хазарское есть то море, которое соединяется с Константинопольским проливом. Придя к Судаку, Татары овладели им, а жители его разбрелись; некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море и уехали в страну Румскую, которая находится в руках мусульман из рода Килиджарслана.

О том, что Татары сделали с Кипчаками и Русскими.
Когда Татары овладели землею Кипчаков и Кипчаки разбрелись, как мы рассказали (выше), то большая толпа из них ушла в землю Русских; это страна обширная, длинная и широкая, соседняя с ними, и жители ее исповедуют веру христианскую. По прибытии их к ним, все собрались и единогласно решили биться с Татарами, если они пойдут на них. Татары пробыли некоторое время в земле Кипчацкой, но потом в 620 году (4 февр. 1223 - 23 янв. 1224 г.) двинулись в страну Русских. Услышав весть о них, Русские и Кипчаки, успевшие приготовиться к бою с ними, вышли на путь Татар, чтобы встретить их прежде, чем они придут в землю их, и отразить их от нее. Известие о движении их дошло до Татар, и они (Татары) обратились вспять. Тогда у Русских и Кипчаков явилось желание (напасть) на них; полагая, что они вернулись со страху перед ними и по бессилию сразиться с ними, они усердно стали преследовать их. Татары не переставали отступать, а те гнались по следам их 12 дней, (но) потом татары обратились на Русских и Кипчаков, которые заметили их только тогда, когда они уже наткнулись на них: (для последних это было) совершенно неожиданно, потому что они считали себя безопасными от Татар, будучи уверены в своем превосходстве над ними. Не успели они собраться к бою, как на них напали Татары со значительно превосходящими силами. Обе стороны бились с неслыханным упорством, и бой между ними длился несколько дней. Наконец Татары одолели и одержали победу. Кипчаки и Русские обратились в сильнейшее бегство, после того как Татары жестоко поразили их. Из бегущих убито было множество: спастись удалось лишь немногим из них; все что находилось при них, было разграблено. Кто спасся, тот прибыл в (свою) землю в самом жалком виде, вследствие дальности пути и поражения. Их преследовало множество (Татар), убивая, грабя и опустошая страну, так что большая часть ее опустела. Тогда собрались многие из знатнейших купцов и богачей Русских, унося с собою то, что у них было ценного, и двинулись в путь, чтобы на нескольких кораблях переправиться через море в страны мусульманские. Когда же они приблизились к гавани, в которую направлялись, то один из кораблей их разбился и потонул; спаслись только люди. Существовал такой обычай, что султану принадлежал тот корабль, который разбивался, и (потому) он забрал с него много вещей. Остальные корабли уцелели. Рассказывал об этом деле участвовавший в нем.

О возвращении Татар из земель Русских и Кипчаков к своему царю.
Сделав с Русскими то, что мы рассказали, и опустошив земли их, Татары вернулись оттуда и направились в Булгар в конце 620 года. Когда жители Булгара услышали о приближении их к ним, они в нескольких местах устроили им засады, выступили против них (Татар), встретились с ними и, заманив их до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла, так что они (Татары) остались в середине; поял их меч со всех сторон, перебито их множество и уцелели из них только немногие. Говорят, что их было до 4 000 человек. Отправились они (оттуда) в Саксин, возвращаясь к своему царю Чингизхану, и освободилась от них земля Кипчаков; кто из них спасся, тот вернулся в свою землю.
Пресекся было путь (сообщения) с нею с тех пор, как вторглись Татары в нее и не получалось от них (Кипчаков) ничего по части буртасских мехов, белок, бобров и (всего) другого, что привозилось из этой страны. Когда же они (Татары) покинули ее и вернулись в свою землю, то путь восстановился и товары опять стали привозиться, как было (прежде). Мы сообщили эти известия о Западных Татарах за один раз, чтобы не делать перерыва" [8, с.25-28].

Персидские источники
"Таарих-и джахангушай (История Покорителя вселенной)" Ала-ад-дин Ата-мелик Джувейни. Он родился в 1225 г. и с молодых лет находился на службе у монгольских правителей Хорасана, которым служил уже его отец. В написании своей книги Джувейни пользовался устными рассказами очевидцев и современников, многие события середины XIII в. были ему известны и по официальным документам.
"Джебе прибыл в Ирак, чтобы отомстить за убиение (монгольского) шихне (Хамадана). Джемаль-ад-дин Айбе хотя и явился выразить покорность, но пользы (ему это) не принесло: он (Джебе) умертвил его вместе с несколькими другим
Категория: История Несвижа | Добавил: nesvizh1223 (08.04.2008)
Просмотров: 1894 | Рейтинг: 3.4/5 |
Всего комментариев: 0